Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

ВИНОВАТЫ ....РОДИТЕЛИ ЛЕРЫ ?

Взволновало...
Итак, Лера Башкирова, 18-летняя девочка, ребенок, убившая двоих детей.
А что же ее родители, когда дарили машину, не предупредили Леру, что это опасная игрушка?
Или они сами этого не знали?
Вся ответственность на них.
И судить надо было бы их, да вот закон у нас считает 18 - совершеннолетием.

Помню, это было давно, я училась автовождению в школе ДОСААФ.
Добровольное Общество Содействия Армии Авиации Флоту.
Может быть, в те времена доисторического материализма других школ автовождения и не было...
Помню хорошо, с первого же урока нам в голову начали забивать, что права водителя - это его ответственность.
- Они, пешеходы, бывают всякие. Глухие, слепые, пьяные, просто больные. А вот вы! Вам на то права и дают, что вы - супер. И людей вы давить не имеете никакого права.
- Рули хоть в столб, хоть в стеу, а человека не тронь, даже если он сам под твою машину кидается.
Ответственность водителя. Она всегда выше ответственности пешехода.
Отвечает всегда водитель, потому что ему дали «права», которые на самом деле «ответственность»

Много времени прошло.Своих детей я тоже учила водить машину. И уроки начинала так же как в ДОСААФ. Машина - это источник повышенной опасности как для тебя самого, так и для многих вокруг тебя.
И если не справился - надо отвечать.

Но родители Леры, похоже, этого не знают до сих пор.
А детей жалко. Всех.

СТОИТ ПРИЕХАТЬ В СУЗДАЛЬ, И ПРОСИЯЮТ НЕБЕСА

Пишет моя коллега, французский гид Марина КЕДРЕНОВСКАЯ.

ПРОЩАНИЕ С СУЗДАЛЕМ
Так случилось, что я не была в Суздале двадцать лет. «Да как же так случилось?» - именно этот вопрос задала мне местный гид, когда я наконец оказалась там снова. Все просто: работая в «Интуристе», я часто ездила на маршрут «Старая Русь», включавший Суздаль. Бывало, что мотались туда и одним днем, да с тремя языками: по дороге говорили в микрофон по очереди, а там - когда отдавали туристов местным гидам с французским, немецким и английским, а когда наперебой переводили русскоязычного. В начале 90-х я перешла во французскую фирму и без конца возвращалась на маршрут, называвшийся теперь «Золотым кольцом». В 97-м плотно пересела на корабль, а сойдя на берег через пятнадцать лет, твердо решила: «Всё! Теперь я московский гид – больше никаких поездок!» E basta cosi, как говорил мой коллега Саша М., когда в далекие 80-е мы учились на курсах итальянского.
И вдруг захотелось тряхнуть стариной, вновь увидеть деревенские дали и огороды, купола и тихую Каменку, вспомнить все смешные и романтические истории, что связаны с этим Богом отмеченным и Богом же забытым городком. Словом, когда совсем незнакомая фирма предложила мне съездить туда на один день, я испытала трепет и согласилась, не думая ни о каких профессиональных рисках. К тому же ехать надо было с коллегой в одном автобусе, чтобы на месте поделить сорок девять человек на две подгруппы, а в компании всегда веселее. Возвращение в Москву обещали к девяти вечера, и я поверила в это с удовольствием, хоть и слышала, и читала и о перерытой дороге, и о ремонте моста, и о пробках. Да что пробки! Про них я и сама все знаю, а только думать о них тоже не хотелось. Дума была одна: погуляю по Суздалю, вернусь в прошлое, почувствую наконец наступившее лето!
Раннее летнее утро началось с поисков кофе на станции метро «Братиславская». За ними последовали поиски жилого дома, расположенного по адресу Братиславская, 6, где разместились сорок восемь родственников заказчика тура – человека с русскими именем и отчеством Александр Ярославич. Я представляла себе пожилого, интеллигентного, из эмигрантов, собравшего группу таких же пожилых и интеллигентных, а может и интеллигентных нового поколения, мечтающих вдохнуть воздух и ступить на землю предков. Александр Ярославич оказался, вопреки ожиданиям, молодым фактурным мужчиной, русским до мозга костей, в футболке с танками и надписью: «Санкции? Не смешите мои искандеры.» Родственники – не его, а его молодой жены – прибыли из Франции, Бельгии, Швейцарии, а по виду так и из Африки, северной и не очень. Многие были с малыми детьми всех цветов, было и несколько отечественных родичей – с пивными мозолями, в шортах и шлепанцах. Накануне состоялось венчание, впереди ждала «русская свадьба», на которой к компании должно было добавиться еще семьдесят родных. А в промежутке вот – прогулка по Суздалю. После давешней церемонии супруг несколько устал и в автобусе собирался спать, предоставив гидам развлекать подопечных любыми доступными им способами. «Моя цель – показать моей новой семье мою страну», - гордо объявил он перед тем, как отойти в объятия Морфея.
Сон, однако, слетел с фактурного Александра Ярославича, когда он увидел полуразвалившийся «МАН» с разбитым лобовым стеклом и толпящуюся перед ним группу убежавшей вперед родни.
- Где старший? Без старшего не пущу, - орал водитель, насмерть вставший у двери.
Подошли «старшие» в моем с коллегой лице, но тут выяснилось, что водителю нужен еще и договор с фирмой-заказчиком, коего ни у кого не оказалось. Табор все-таки разместили и стали звонить в фирму. Пока звонили, выяснилось еще одно обстоятельство: в автобусе насчитывалось пятьдесят мест, включая откидное, на пятьдесят одного пассажира, включая двух гидов. По счастью, некоторые дети, в том числе две дочери брачующихся, были уж совсем малые, и их взяли на колени.
- Мы работаем с этой транспортной компанией давно, они сами должны все знать, а договор на стадии оформления, - донесли тем временем из фирмы.
- Ничего не знаю – без договора я и с места не сдвинусь, - ответствовал хмурый водитель.
Пришлось Фактурному заключать с Хмурым частный договор. Пока заключали, читали и подписывали, прошло сорок минут. В конце концов разобрались и двинулись в самые пробки. Вначале водитель подобрел и даже сказал на нефтеперегонный комбинат, что это завод самогонных аппаратов. Затем впал в мрачное оцепенение, на слова гидов не реагировал, а если мы с коллегой настаивали, отвечал:
- Я вас не слышу.
Кое-как протолкались к Покрову.
- Стоим буквально десять минут: мы и так опаздываем, - скомандовал Фактурный.
- Э-э, какие десять – мне по правилам техники безопасности полагается отдых не меньше сорока, - прогнусил Хмурый.
Сошлись на двадцати. Однако, пока родственники искали мелочь на туалет, посещали оный, пили кофе и ели сосиски в тесте, прошли все пятьдесят.
Не доезжая Петушков, водитель остановился на заправке:
- Если есть желание, пусть выходят и идут вон туда, на обочину.
- Откуда же вдруг у гостей такое желание? А если его нет?
- Все равно пусть выходят.
- Зачем?
- Положено.
- А зачем мы вообще остановились?
- А вы хотите, чтобы мы до Суздаля не доехали?
- Вы что, выехали незаправленным?
- А если у меня бак маленький и я вчера не успел?
- А клиент-то чем виноват?
- Не хотите – как хотите, - Хмурый тронулся и благополучно добрался до Суздаля.
Вернее, бензина хватило, но добрались все же не вполне благополучно. По дороге сидевшего на откидном Фактурного оштрафовали за то, что он не пристегнут, а мне позвонил генеральный директор фирмы:
- Кажется, у вас там назревает конфликт между заказчиком и водителем? Вы сейчас можете говорить?
- Нет, я в автобусе, сейчас это неудобно.
- Перезвоните, как только сможете, и объясните, что происходит.
По приезде коллега повела группу в так называемый ресторан, а я набрала директору и рассказала, что знала и думала.
- Вы сопровождающий гид и обязаны минимизировать общение между водителем и заказчиком.
- Да как же это сделать? Заказчик русский, к тому же подписал с водителем договор на частный заказ.
- А Вы скажите, что Вы правая рука директора фирмы, и пусть все недовольства высказывает только Вам.
- Хорошо, я постараюсь.
Пока я беседовала, мимо проехал наш опустевший автобус. Я набрала и водителю и ласково проворковала, чтобы, как припаркуется, приходил обедать: я лично его очень жду. Хмурый хмуро ответил:
- Какой тут обед? У всех хорошее настроение…
Обед я попросила упаковать в контейнер: закуску в виде наспех порубленной капусты и второе – заветренное мясо из горшочка. Десерт – булочку с вареньем – и несколько кусочков хлеба завернула в салфетку. Жидкий кислый борщ брать не стала, компот тоже, а воды и кофе нам никто и не предлагал – даром что клиенты назывались французами.
- Поставьте, - бросил водитель, когда я со всем этим подошла к автобусу. – Вы зачем меня втоптали в грязь?
- То есть?
- Зачем в фирму нажаловались?
- Так это не я – это заказчик позвонил.
- Сейчас я с ним разберусь.
- Я Вам не советую. Лучше поешьте, а потом разговаривайте повежливее да подружелюбнее – и все будет хорошо.
- Еще чего! Он меня будет в грязь втаптывать, а я есть буду! – Хмурый решительно направился к Фактурному - выяснять, зачем тот его втоптал.
- Да я про Вас вообще ничего не говорил, - удивился Александр Ярославич. – Я сказал, что мне обещали шикарный автобус, а прислали старый с разбитым стеклом.
- А зачем Вы такое сказали?
- А Вы что, сами не знаете, что у Вас стекло разбито? – встряла я.
- Так не надо было ехать. Позвонили бы сразу, чтобы другой прислали.
- И еще на два часа опоздать?
Слово за слово - перебранка стала утихать и как-то незаметно для всех сменилась долгожданной прелестной прогулкой – с колокольными звонами, да с пением в храме, да с ароматами целебных трав с монастырского огорода, да с теплым пирожком с капустой из плетеной корзинки, купленным у бабушки на мостике через Каменку.
- А может Господь с ними со всеми? – сказала я коллеге. – Останемся здесь, выпьем медовухи, побродим, заночуем, а утром до Владимира и на поезд? А они пусть разбираются как знают.
Но ситуация, казалось, налаживалась: Фактурный весело скакал по Торговой площади на коне, остальные тоже были довольны, Хмурый молча, но беспрекословно выполнял любые распоряжения. Пришло время трогаться в обратный путь. Едва отъехали, оказалось, что туристы и особенно дети умирают с голоду. Спросили у водителя, можно ли где перекусить не дожидаясь Покрова.
- Где скажете, там и остановлю.
- Так мы не знаем, потому с Вами и советуемся.
- А мне откуда знать? Меня в грязь втоптали, я ничего не знаю, я здесь вообще первый раз.
- Это подростковое упрямство? Что это мы сейчас наблюдаем? – себе под нос пробормотала я.
- Вот в Москве мои друзья его встретят – тогда и пронаблюдаем, что надо. Терпение лопается, - эхом отозвался Фактурный.
Снова остановились на заправке.
- Только в автобусе есть нельзя, - процедил Хмурый.
Никто к этому и не стремился: все накупили еды и питья, вольготно расселись за столиками и, казалось, не планировали ехать дальше. Мамаши подмывали младенцев, Фактурный в третий раз стоял в очереди за хот-догом, другие тоже пошли по второму, а потом и по третьему кругу. На дороге тем временем сгущались фуры...
Как тянулись по ночной трассе пять часов, рассказывать неинтересно. Ну разве один эпизод: мы с коллегой доложили водителю, что замерзли. Он нажал на кнопку, а через несколько минут притормозил на обочине и собрался выходить.
- Что случилось?
- Вы хотите, чтобы было тепло?
Мы съежились - не столько от холода, сколько от страха. Что нужно для тепла? Разобрать автобус и собрать его заново? А может, натаскать из леса дровишек и развести костерок?
- Нет-нет, - поспешили ответить мы, - нам и так хорошо, спасибо!
Хмурый про себя выругался и вернулся за руль. Во время нашей затянувшейся трапезы он осуществил мечту и заправился - до Москвы добрались без приключений.
В три часа пополуночи я была дома. В полчетвертого, сладко засыпая, думала: «А Суздаль был хорош! И хорошо, что я туда съездила! Больше, вероятно, не попаду. Если только еще через двадцать лет…»

КОЛЛЕГИ ВОДИТЕЛИ

А кто первый друг и соратник гида?
Водитель!
Сколько дорог вместе изъезжено и по Кольцу (Золотому) и по всем его хордам, радиусам, периметрам.
Сколько разговоров переговорено!
И вот у меня опять новый, совсем молоденький водитель:
- А вы, как гид, всегда только японцев возите? А я - и китайцев, и французов...
Какой молодец!

ЗИМА НЕЖДАННО НИПОЧЕМ

Неожиданно снегопад, ветер, и это гребаное похолодание.
У меня по плану двое японских туристов и экскурсия по городу.
Это не совсем туристы. Тасиро сан приехал в Москву работать и уже несколько месяцев здесь живет. Теперь к нему приехала жена.
Программа экскурсии утверждена заранее:
- Смотровая площадка на Воробьевых, высотка МГУ;
- Новодевичий монастырь, кладбище, пруды;
- Парк Коломенское и церковь Вознесения;
- Храм Христа Спасителя.
Накануне звоню водителю. Дело в том, что забрать гостей надо от их дома, а где "эта улица, где этот дом" хорошо знает их персональный водитель.
- Может быть, откажемся? Не поедем? - говорит мне водитель. - Неужели вы будете работать в такую погоду?
Мне кажется, водитель либо не в теме совсем, либо меня разыгрывает.
- Неужели вы думаете, что японцы могут отказаться от заранее намеченного плана? - отвечаю я, см. "каков вопрос - таков ответ".
В итоге в назначенное время выходят из подъезда. Вся экипировка - лёгкие плащи и зонтики вместо головных уборов!
- Оденьтесь потеплее, - прошу я, - нам придется долго ходить по улице.
- Дайдзёбу, дайдзёбу! Все в порядке, - уверяют меня гости, - мы хорошо подготовились.
При подъезде к смотровой площадке нас накрыло мокрым снегом. Даже и для наших широт ситуация аховая. Хорошо, что не успела убрать на антресоль зимние вещи, благославляюсь я, заматываясь в теплый шарф.
В итоге - ровно пять часов, все как запланировано, стоически боролись на грани "схватить воспаление легких" или "впечатлится немыслимой красоте и величию Москвы-Великой-Азиатской-Загадке".
Труднее всего борьба этих двух противоположностей настигла нас в Коломенском: ибо невозможно отовать взгляд от церкви Вознесения, если ты ее видишь в первые в жизни, даже под шквальным мокрым снегом на пронизывающем ветру.
Москва... как много в этом слове...

ЖИЗНЬ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ

По радио услышала, оказывается на автозаправках небывалый спрос на кофе.
Не помню какая, но одна из этих бензиновых компаний, уже открыла в Подмосковье свой завод по обжариванию кофе.
Радио вещало об этом с удивлением.
А что здесь непонятного?
Ни к какому кафе в Москве не подьехать, ни припарковаться.
Водителю только и остается, что посидеть в кафетерии на АЗС, кофе попить и поесть заодно.
Предлагаю: хорошо бы было еще и пункты химчмстки на заправках открыть, маникюр, магазинчики 1000 мелочей, ремонты обуви, одежды и тп. А лучше всего еще и комнаты для детей с сухими бассеинами. Чтоб хоть на пару часов "мамаша-за-рулем" могла почувствовать и себя человеком !

КАК ПОМИРИТЬ КОЗЛА И КАПУСТУ, А МЕРА С ТУРИСТАМИ ?

В который раз возникает ощущение, что занимаюсь подпольной деятельностью..., контрабандой..., можно сказать, нарушаю закон.
Выходим из Кремля, и водитель говорит:
- Меня тут только что оштрафовали на 2 900 рублей.
- ???
- А вот, когда я вас высаживал. Подошел гаишник и ... оформил. Все высаживали, стояли четыре автобуса - ЕвроЭкспресс, Катандр, Эдельвейс..., он не поленился, обошел всех и выписал штраф именно мне, BBus ему был нужен.
Настроение у водителя "швах". Мне тоже неприятно. Туристы конечно же не виноваты и не должны страдать от наших настроений, и даже замечать их не должны, поэтому я как всегда улыбаюсь и благодарю их за труд: お疲れさまです (о цукарэ сама дэсу), благодарю за внимательное отношение к моим объяснениям в Кремле, за их терпение, поскольку обойти Кремль по расширенной программе с ГОП, которая обычно бывает у японцев, действительно большой физический труд, и все устают на этом маршруте.
А водителя я спрашиваю, до какой степени его компания возьмет на себя ответственность?
Дело в том, что останавливаться в этом месте, на улице Моховой рядом с Кутафьей башней и высаживать пассажиров согласно правилам и дорожным знакам действительно нельзя
никому, кроме транспорта городских маршрутов.
Но это единственное место для входа туристов в Кремль.
Мне на протяжении лет не случалось видеть, чтобы практически в пустые городские троллейбусы, а теперь автобусы рядом с Кремлем садилось бы больше 1-2 человек одновременно, в то время как в туристические автобусы там садятся группы по 40 человек каждые пять минут.
При этом места для остановки наших автобусов и высадки туристов вообще поблизости нет нигде.
Было время, высаживались под Каменным мостом. Запретили.
Могли бы пройти от Манежа, от бывшей гостиницы Москва, но и там тоже стало запрещено.
Вокруг Кремля - заколдованный круг, черта, которую легально могут пересечь только пешеходы, выходящие из Метро.
Мер Москвы ведет борьбу не только с местными жителями, как и обещал: "Москва - город не для туризма", реализует свою программу и в отношении туристов.
Что мы имеем в итоге? Если транспортная компания не возмет на себя выплату штрафа, придется мне разделить эту нагрузку с водителем.
Конечно же это не перекроет стоимость тура, не составит 100% нашей с водителем зарплаты, но зато существенно пополнит московский бюджет, я надеюсь.
А работа есть работа, и для туристов мы гиды - вся страна в одном флаконе. Наш рассказ и наше мастерство остается в основе всех впечатлений и представлений о России, которые наши подопечные увезут с собой. И никто не догадается, что это было нельзя.
Не стонать! Соответствовать!

ТУРИСТКИ НАШИ ... ВСЕ БОЛЬШЕ ПОЖИЛЫЕ

- .... Смотрю, японцы мне уже мерещится стали, - рассказывает мне мой водитель автобуса постскриптум, ибо все страшное у нас уже позади.
- Приехал на базу, поставил автобус, что то где то глянул чисто автоматически. Сиденья на месте, мусора вроде нет.... и тут она поднимается на заднем сиденье...!
- Темное лицо, глаза опухшие, поля невыразительной панамы фалдят, и выражение лица трудно понять...
- Потом встала во весь рост..., а когда уже закричала, я понял, что это не привидение. Шок у нас обоих был конкретный.
А все начиналось так: сходили мои подопечные вчера в круиз, в трехчасовую кругосветку по Москве реке. Поужинали там на Radissone, выпили пива, а в одинадцать часов сойдя с теплохода, на автобусе отправились к себе в Метрополь ночевать.
Гид, пожелав гостям спокойной ночи, поехала на метро домой..., но уже по дороге начал дозваниваться до меня водитель.
Связь все время рвалась.
Но по голосу водителя было понятно: уж случилось, так случилось!
"Неужели паспорт со всеми деньгами в автобусе забыли?" - пришло мне первое в голову.
- Послушай, тебя совесть не мучает? - наконец то голос водителя пробился в московскую подземку. - Ты же бабушку-туристку у меня в автобусе забыла!
Срочно звоню в Метрополь, требую моего турлидера. Турлидер отвечает сонным голосом:
- ...? А...а! Даймондай! Доу сиёу... Действительно, в комнате ее нет.
Тем временем наш Серега водитель уже подруливал на своей "дзеёёсе" к Метрополю, а в окне авто светилась счастьем широкая желтолицая улыбка.
Уже потом наша "окякусама" рассказала турлидеру, как укачанная в круизе, задремала на заднем сиденье, как проснувшись в автобусе обнаружила себя совершенно одинокой! Как дрожала на заднем сиденье личного автомобиля нашего водителя, пока проехали все гаражи и стройки окраин этого бесконечного города. И наконец оказавшись в расцвеченом огнями и нарядном центре Москвы, ощутила себя в полной безопасности.
Какое же это счастье - потеряться и найтись в незнакомом городе!
Сувениры и чаевые нашему водителю, улыбки старушки и ласковое поглаживание по руке.
А гиду : "На фирму только не сообщайте, пожалуйста", - застенчиво просит старушка.
Почему бы это для нее так важно?
Ну, так и быть, турфирме сообщать не будем, расскажем только друзьям в ЖЖ )))

С ИНСПЕКЦИЕЙ НА ТОЁТУ

Итак, у меня сегодня нервный водитель...
И Ви-Ай-Пишная горуппа... групппка, так сказать.
Дважды уже повезло.
В группе, которая идет под литерным номером 200 ровно, присутствует кто то из династии Тоёта, прославившей японское автомобилестроение. Об этом мне дважды уже отправляли мейл извещение из принимающей компании Интурист. К этим клиентам и всей этой группе подобает относиться с особой внимательностью.
Так и будем делать.
Встречаю группу в Домодедово в 09:35. Летят из Красноярска. Самолет сел немного раньше, багаж



Collapse )

ЧТО НОВОГО В МОСКВЕ ?

Маршрутки в Москве стали очень красивыми.
Просторные микроавтобусы, ФордСпринтеры, даже Мерсы есть, двери закрываются автоматически.
Внутри часто можно даже фильм посмотреть, ну в худшем случае рекламу, мониторы установлены.
Но вот лучшие московские обычаи все больше сходят на нет, вытесняются опытом приезжих.
В маршрутку ведь нужно скакнуть и сразу поехать.
Москва очень большой город. Пассажиры сами соберут деньги, разберуться со сдачей, кто кому сколько должен, и передадут водителю уже окончательную сумму, за весь салон.


Collapse )</ </lj-cut>

ПРОВОДЫ В ДОМОДЕДОВО

В воскресенье проводила свою очередную и очень хорошую группу. Домодедово, рейс японской авиакомпании JAL, вылет на Токио.
Хороший аэропорт, две взлетно-посадочные полосы, безопасный, заслуженый, и вообще, все у них там с полётами в порядке ..., но вот стоянка для автобусов - это всегда проблема.
Практически ее нет. Теоретически, наверное, она просто еще не построена, хотя наверняка же существует в проекте, не может ведь не быть? Но стройка эта идет не прекращаясь уже много лет.
Летом было выделено небольшое пространство для наших иностранно- туристических автобусов у левого края терминала, немного внизу, если смотреть на него лицом. Одновременно на той стояночке могли грузиться- разгружаться, сажать- высаживать туристов до 5 ти автобусов, не густо но как то справлялись.
Сейчас и это забрали. Когда гости мои еще только прилетели, мы с ними по летнему обычаю пришли именно на ту летнюю стоянку, и наш автобус тоже как бы по летнему обыкновению приехал на то же место. И мы и автобус почти одновременно оторопело остановились у забора, который появился на месте стоянки, ну и прям на дороге мы загрузили в этот автобус наши чемоданы и поехали в Москву.
Никто не заметил ничего страшного.
Хуже было по дороге назад. Над Москвой успели пройти два снегопада. Прокатив через верхнее асфальтированное поле перед терминалом, наш автобусик по-прежнему срулил на "место перед бывшей стоянкой", где на сей раз в струночку оказались припаркованными несколько легковушек, а объехав их, мы оказались уже достаточно далеко от терминала.
При этом пешеходная зона в сторону аэропорта покоилась в глубоком рыхлом снегу. Расчищееным от снега пространством оставалось только верхняя площадка перед терминалом.
Водитель притормозил и собрался нас высаживать.
- Нет-нет-нет-нет, - запротестовала я, и вслед за мной и вежливые мои японцы туристы стали неуверенно подавать голоса.
- Как же мы потащим отсюда чемоданы?
Все это грозило обернуться настоящим приключением в России в морозную снежную пору, достойным пера поэта и долгих воспоминаний на всю жизнь.
- Нет! - Пришла я в сознание окончательно. - Время у нас еще есть. Пошли на второй круг. Попробуем запарковаться "под плакатом".
Collapse )